ТЕПЛОЕ МОРЕ ХОЛОДНОГО КРАЯ. ДЕ-КАСТРИ

В августе вызывают меня к главному врачу. «Требуется хирург на неделю в Де-Кастри. Поедете?» В Де-Кастри я как-то два раза по месяцу отработал. Почему бы и снова не поехать? «Да не вопрос». И поехал. Дорога в те края знаменитая, все, кто по ней ездил, сами люди разные, словами о дороге говорят одинаковыми. Приводить эти слова здесь не буду. Нет, от Хабаровска до Селихино километров триста автобус идёт по нормальному человеческому шоссе, зато потом сворачивает на гравийку. Зимой, а апрель здесь зима, водители надевают на колеса цепи. Летом в принципе можно и без цепей. Но хотя бы одна остановка из-за поломки бывает всегда. Всегда. Это закон. А если не поломка, так непроезжий сходу участок.

В 2009 году мы, тринадцать мужчин-пассажиров, толкали большой автобус «Дэу» в горку по снежному накату. Безуспешно, само собой. Спасибо, ехали взрывники на «Урале», вытянули буксиром. Летом как-то удаётся подобных развлечений избежать, но технические поломки неизбежны и летом. Дорога плохая. Слева тайга, справа тайга, спереди, сзади, снизу, сверху пыль. Снизу ещё ямы и каменюки. С сопок вид на дальнюю даль открывается красивый безумно, но ехать надо ещё километров за триста, и уже через полста километров становится не до красот. Приехали вечером. С утра на работу, консультативный приём в поликлинике.

Наша бригада: кардиолог, ортопед, дерматолог, психиатр, гинеколог, онколог, детский хирург. И недетский хирург тоже, ваш покорный слуга.Слушайте, какая раньше отличная была больница! Всё отремонтировано, уютно, палаты великолепные (я жил по месяцу в одноместных палатах в 2009 и 2013 году), операционная прекрасная, рентген цифровой потрясающий, лекарства все, какие нужно, кормили вкусно и много… Сейчас главврач Наталья Алексеевна (приветствую!) перебралась в Хабаровск, кто нынче главный я не знаю, ремонт увял, половицы тут и там проваливаются, врачей не хватает — оттого и наш десант.

Сёстры разбегаются, а сёстры, надо отдать должное, вышколенные, добросовестные, так что жалко очень. Операции толком не делаются – то средств для наркоза нет, то нет хирурга. Спасибо, хоть родовспоможение нормальное сохранилось. Ладно, хватит о грустном. Чего у здешних мест не отнять, так это красоты и экологии. Воздух сразу и морской и таёжный, а поскольку ТЭЦ работает на газе, а кочегарок и прочих источников копоти нет, то и дышится по всей в округе лучше некуда. Нет ни жары, ни чрезмерных холодов – море рядом. Нет комаров и мух. Вода из крана льётся без всяких фильтров чистейшая, чайники годами без накипи.

Окна, кажется, можно ни днём, ни ночью почти круглый год не закрывать, и спится как на курорте, тишина и воздух бесподобные. Птиц в посёлке представляют две серьёзные конкурирующие организации, чайки и вОроны. Громадные, солидные, с достоинством, в строгих белых и черных парадных мундирах. Контролируют помойки и другие источники пищи. Временами устраивают меж собой войны. Голубей и воробьёв в посёлке не увидишь, все они от двух мощных монополистов старается держаться подальше – убьют-с. В порядке раздела сфер влияния чайки базируются ещё и на многочисленных островах.

Вороны издают смех, издевательский и зловещий; чайки издают смех, издевательский и насмешливый. Но в целом и те и другие к людям относятся довольно снисходительно. И то сказать – что с нас взять-то?Но если по окрестностям побродить по бережку вдоль моря, встретятся прямо возле посёлка и цапли, и дикие утки, и бакланы какие-то. Не боятся они никого. Ни чаек, ни ворон, ни, тем более, нас. Обрывистый берег, идёшь по тропинке с краю, по одну руку море, по другую – тайга! В шортах только не стоит гулять, поскольку и шиповник и малина и крапива ненавязчиво о себе напомнят. Или навязчиво, уж как повезёт.

Да, всё это, безусловно, прекрасно, но есть «но». Хоть люди и живут среди безумной красоты (экологически это вообще, наверно, идеальное место, здесь даже грязи целебные есть, в советские времена суставы лечить приезжали со всего края), но с другой стороны – жить здесь обычному человеку очень нелегко. Расслоение ужасное. Либо очень богатые люди живут, с особняками и яхтами, либо совсем уж бедные. «Среднего слоя» мало. Обычный житель Де-Кастри полноват, поскольку рыбой вечно сыт не будешь, так что в рационе у него главным образом картошка, макароны, майонез, то-есть калорийное всё. Спиртное не будем сбрасывать со счетов, тоже калории помимо прочего.

Он простенько одет. У него куча хронических болезней. Он рад любой подработке, поскольку небогат, и уж если находит постоянную работу, то очень ею дорожит. И детей своих он скорее настроит уезжать в Комсомольск или в Хабаровск, потому что раз нет работы, то нет и будущего.Дерматолог говорит, процентное соотношение больных псориазом зашкаливает на два порядка, а причина в стрессе. Не могу не согласиться. Люди здесь и впрямь живут в хроническом стрессе. Работы-то, мы уже говорили, нет.

Порт, ТЭЦ, нефтяной терминал, что ещё? Ничего больше. Конечно, кто не пьёт и вкалывает – огород, морская ловля, продать, что-то куда-то отвезти-привезти, ремонт, то, сё – живут нормально. На первый взгляд нормально. Потому что жилой фонд здесь старый. Потому что радостей мало. Перспектив у детей твоих, считай, нет. Да, почти у каждого своя машина. Но машина здесь не роскошь и не забава, а рабочая лошадка, без которой хоть ложись да помирай. Да, преобладают джипы и полноприводные микроавтобусы. Только это не понты, как в городах, а необходимость: семь месяцев по сугробам, пять месяцев по колеям.

Иначе как на внедорожнике не получится, седан или пляжный джип сядет на брюхо моментом. И лечиться здесь сейчас тоже довольно проблематично. За неполную неделю я выписал десятки направлений на операции в краевые больницы, от холецистита до контрактуры Дюпюитрена. Многое из этого непочатого края работы можно было бы и на месте сделать, делал же я здесь прежде холецистэктомии, но сейчас такой возможности нет, или в райцентр приходится людям ехать, или в край.В один из вечеров вызвали меня к пациенту с болями в животе. Поставил я ему аппендицит.

Собрался оперировать, и тут анестезиолог (доктор из Средней Азии, у нас сейчас на местах врачей-гастарбайтеров чуть не больше, чем своих, молодцы наши организаторы здравоохранения, правда?) докладывает, что у него всего один флакон фентанила. На наркоз не хватит. А больше ему, как он говорит, не выдают. На кой чёрт нужен всего ОДИН флакон фентанила в сейфе? Как они кесарят в случае чего? Непонятно. В итоге больного увезли в райцентр, в Богородское, там и прооперировали, то ли тазовое расположение отростка оказалось, то ли ретроцекальное, какие-то сложности, словом, у них были, одного флакона точно не хватило бы.

Ох. Хочется высказаться сильно очень, но сдержусь. Приходил дедушка на осмотр, лет хорошо за восемьдесят, с паховой грыжей. Кила наросла — будь здоров, давно уже таких не видел. Сам дед крепкий и сохранный, хоть сейчас госпитализируй и делай Постемпского или сетку. Нельзя. Направлять надо в край. Три дня я и регистраторша по пять раз в день упорно названивали в первую краевую больницу. Регистратура не отвечает. Зав хирургией не отвечает. Ординаторская отделения не отвечает. Консультативная поликлиника, зам по хирургии – никто не отвечает. И то сказать, зачем им из-за ерунды, из-за каких-то там больных беспокоиться, от дел отрываться?

Деду всего восемьдесят с небольшим, что ему стоит за шестьсот километров метнуться, да самому поговорить? Потом вернуться, подготовиться, снова приехать. Не пользуется первая краевая телефоном, баловство это, кому надо – сами приедут. У других коллег схожие проблемы. Патологии накопилось – лопатами разгребай. Гипертонии не леченной – валом. Неврологическая патология идёт косяком. Суставы, сосуды… Проблем тьма. И так считай во всём, чего ни коснись, не только в медицине. Нет, правда, вот почему бы властям не вложиться в дороги, в переработку леса и рыбы, в ту же грязелечебницу, производство какое наладить?

Нельзя. Деньги вкладывать в своё нам не надо. Лес сырой вывозим, весь порт им забит, нефть через знаменитый де-кастринский терминал качаем. В 2009 году население было четыре тысячи человек, сейчас, спустя двенадцать лет — три тысячи. На четверть упало! Хотя начиналось всё куда интереснее. Из книги Николая Чуковского «Водители фрегатов» мы помним, как в конце XVIII века добралась до наших краев экспедиция Лаперуза. Морским министром Франции был тогда маркиз деКастри. «Буссоль» и «Астролябия» укрывались от шторма в бухте, которая тут же и была нанесена на карту и названа в честь министра.

Сейчас только ударение сменилось. (Интересно, будет ли в Море Спокойствия бухта Шойгу? Вопрос праздный, конечно…) Французы и в XIX веке про наши живописные места не забыли, в 1854 году в компании с англичанами нанесли визит вежливости, с пушками и десантом, всё как полагается. Встретили их тепло, даже жарко – к тому времени в Де-Кастри уже был военный пост. Собственно, с этого и начинается, хочу напомнить, роман «Даурия». Пришлось им, сердешным, убегать морем аж до Петропавловска-Камчатского. С японцами в начале ХХ века та же, кстати, история приключилась: пушки, десант, пылкая встреча, битая морда, отступление. Мы, если к нам без пушек, рады буквально всем. Ну а если с пушками – извините.

И сейчас в посёлке неподалёку от впадения Сомона на утёсе у маяка сохранился бетонный дот. Смотрит старик угрюмо на залив, откуда десятилетиями поджидал со своими расчётами чужие боевые корабли и баркасы с десантом. Неласковый такой. Не шибко красивый. Но простой, мощный и надёжный. Как русский мужик. Очистить этот дот от мусора, провести тепло и свет, развесить внутри фотографии и другие экспонаты, ещё хоть ДШК какой списанный поставить на турели – вот тебе и готовый музей. Да только на кой чёрт оно местной власти? Пусть бандерлоги гадят вокруг и внутри. А то ишь ты, «музей»…

Севернее посёлка ещё несколько лет назад оставались заброшенные мощные доты укрепрайона: крупный калибр прятался за сопками, чтобы накрывать по навесной, а над самым морем стояли только толстенные башни корректировщиков огня. Когда появилось ракетное оружие, всё это тут же устарело, укрепрайоны забросили. Но сохранить их по-людски, как старые крепости, не позволяет нам наша глупость и жадность. Продали всё фирмам, ломающим камень в карьерах. Сейчас уже, может, и не осталось ничего от этих укрепрайонов. Зачем нам, неблагодарным, память?

В Советское время, надо сказать, для здешних мест сделано было немало. Центр посёлка из добротных кирпичных домов. Дом культуры огромный, много кружков, библиотека. Большая средняя школа и детсад для семидесятых годов – или когда их там строили? – очень даже неплохие. Из нынешнего только разве здание автовокзала с рестораном и гостиницей, мы там и жили, жилось, кстати, неплохо, и кормили в ресторане от души, но это не архитектура, конечно. Если с природной красотой всё более чем в порядке, то краса рукотворная у нас так себе. Ну, это же вполне согласовывается с нашей вечной традицией освоения дальних земель – «не до красот и изысков, чай, не баре!»А что не баре-то?

Что, трудно при генплане накинуть несколько процентов к смете и заплатить толковому коллективу архитекторов, чтобы сделали просто, стильно и красиво? Чтоб человеку хотелось не только окрестностями, но и самим благоустройством любоваться? Нет, не красотами построек здесь хвастаться. Только природой. И людьми ещё. Например, учителя. Здесь это люди старой закалки, болеют за свою работу. Двое пожилых учителей ведут спортивные кружки – волейбола и баскетбола. Это прекрасно, но это же всё… Не на одной «старой закалке» всё должно держаться, верно?В целом люди здесь с первого взгляда хмурые и неприветливые.

Присматриваются, помалкивают. Мягко говоря, на шею никто не бросается. Но если убедились, что ты безвреден, а то и полезен, то уже со всей к тебе душой. Это общая черта наших северов, кстати. Если ты теперь уже свой, то вот тебе и гостеприимство, и хлебосольство, и свозить и показать и рассказать, и всё, шо хошь. Сегодня ты человеку липому над глазом удаляешь, завтра он тебе на перевязку волочёт, смущаясь, в пакете литровую банку икры, свёрток копчёной калужатины и коньяк. От души. И поблагодарить толком не успеешь – местные от выслушивания благодарностей смущаются. Такой стиль общения: ноль куртуазности, сумка вкусности. «Ешьте-пейте на здоровье. Надо будет – ещё принесём».

И тут же — шмыг бочком за дверь. Коллеги нас с анестезиологом в былые годы и на шашлыки вывозили, и домой, в баньке попариться, корюшки свежего улова жареной отведать. И по окрестностям возили, достопримечательности показать. Я не рыбак, потому что от меня рыба убегает в испуге хуже чем от белой акулы, так что я даже не суюсь уже на ту рыбалку, а кто рыбак из приезжих, то здесь ему раздолье, конечно. Да, прекрасные места, населённые нормальными хорошими людьми, управляемые чёрт знает как, и чёрт знает кем. Ни край, ни федеральный округ с трутнями своими ничего не планируют, ничего не вкладывают, ничего не хотят. Всё идёт, как идёт. «Развиваемся», ага. О, я же про море хотел рассказать!

Раньше здесь в Татарском проливе практически никогда не купались: «шибко холодно, однако». Сейчас, как ни крути, становится теплее. Друзья моей сестрёнки родом отсюда, подсказали мне, где искупаться всё же можно. И я как-то после работы в ясный августовский день подбил наш дружный врачебный коллектив сходить на море. Севернее порта каменистый бережок, прибой совсем слабый – от волн пролива бухту прикрывают острова. Которые с чайками. Ну, думаю, разок окунусь, отмечу для себя, что искупался в холодных водах, и будя. Заходим мы толпою в воду. Холодновато, да, не Сиамский залив…

Но! После того, как окунулся, уже и не холодно. А, да что там, после того, как окунулся, вообще отлично! Людям, выросшим на Амуре, вода в двадцать градусов это уже шикарно.Мы, наверное, полчаса не хотели вылезать из воды. Потом выбрались, обтёрлись, обсохли, погрелись на солнышке, да опять в воду. Под ногами заросли морской капусты, на губах соль, волна пологая и добрая, вокруг красотища: берега бухты, заросшие тайгой, и помнят эти берега паруса фрегатов; нетронутые острова, пароходы в порту под погрузкой; небо высокое синее. Тёплое ласковое море в холодном неласковом краю.

Море, леса и люди здесь тёплые и хорошие. Организация всей жизни – нехорошая. Но это уже вопросы к властям, извините. Ну, а мы, врачебный наш ударный отряд, после честно выполненной работы загрузились вечерком в припоздавший на час автобус (он сломался на выезде из Богородского, потом снова уже с нами ломался в районе Циммермановки: я ведь говорил про закон, запрещающий автобусам не ломаться на трассе хотя бы разок? ну вот) и отправились в обратный путь. В ночь.

Как известно, ночью ломаться веселей – дольше чинишься. Автобусный парк изношенный, благо шофера, угрюмые мужички, бурча под нос мат-перемат, всё чинят. Серьёзные профи, на них тут всё и держится. Едешь по тайге, нет-нет да чьи-то глаза в свете фар мелькнут. Лисы, козы дикие, зайцы. Ручьи да реки между сопками. Проезжаешь по-над речкой, она и слова-то доброго не стоит, шириной с какую-нибудь, прости господи, Луару, а всё же мост и через неё нужен. Большинство мостов добротные, бетонные, но кое-где через ручьи сохранились ещё старые мосты у которых быками выступают ряжи. Такой сруб из брёвен, забитый камнями.

Помню, в Кронштадте экскурсовод рассказывал про ряжи, как про трехсотлетнюю древность, насыпные острова для фортов на них строили. Ага, древность. Смотришь на этот живой привет из прошлых веков, сразу представляешь себе Василия, скажем, Пояркова. Шапка на затылке, кафтан распахнут, сабелька на поясе. «Здесь, ребятушки, и заночуем, а с утра сызнова бечевой…» Нет, серьёзно, ряжи!И опять тайга, тайга, тайга…А утром мы уже и дома. У нас всё же полегче жить, чем на дальних окраинах. Не без своих трудностей, но легче.

А в целом я подытожу, если вызовет вас ваш главный врач (ну, или кто лично вас вызывает?) и предложит съездить в Де-Кастри, не отказывайтесь. Я так точно не откажусь. Море там как ни странно тёплое. И люди хорошие. А где есть тёплое море и хорошие люди, там и дома красивые и жизнь нормальная неизбежны, даже не сомневаюсь. Вопрос только времени и желания.

Автор текста: Константин Линник.

Фотографии: Константин Линник.

* * *

СПИСОК ВСЕХ СТАТЕЙ САЙТА «ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ БЛОГ»


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s