СТАНИСЛАВ СЛИВКО: МОЕ ОТНОШЕНИЕ К ПОПРАВКАМ О ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В «ЗАКОН ОБ ОБРАЗОВАНИИ»

В интернет-пространстве идет бурное обсуждение принятых в третьем чтении поправок в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации», касающихся правового регулирования просветительской деятельности. Он был инициирован депутатами от всех четырех фракций, входящих в Комиссию по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России, а также сенаторами РФ. Вот что пишут о принятых поправках на сайте Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации.

«Закон призван оградить российских граждан, в первую очередь школьников и студентов, от антироссийской пропаганды, подаваемой под видом просветительской деятельности. «Отсутствие соответствующего правового регулирования создает предпосылки для бесконтрольной реализации антироссийскими силами в школьной и студенческой среде под видом просветительской деятельности широкого круга пропагандистских мероприятий, в том числе поддерживаемых из‑за рубежа и направленных на дискредитацию проводимой в Российской Федерации государственной политики, пересмотр истории, подрыв конституционного строя».

Намерения, как мы видим, весьма благие. Теперь давайте ознакомимся с мнением по данному вопросу хабаровского ученого, кандидата исторических наук Станислава Вадимовича Сливко, который опубликовал его в своем телеграмм-канале «СТАНИСЛАВ СЛИВКО | НАУКА | ПРОСВЕЩЕНИЕ | ОБЩЕСТВО». Далее авторский текст. «2020 год принес значительному количеству простых граждан еще большее разочарование в российской власти на всех уровнях. Налицо рост протестных настроений, в том числе среди тех, кто занимается просветительской деятельностью. Власть реагирует на это привычным для себя способом – «закручивая гайки».

Раскручивается маховик репрессий, один за другим следуют аресты и обвинительные приговоры с реальными сроками за оппозиционную политическую деятельность – первый квартал 2021 года принес нам массу примеров этого. Вместе с тем, налицо попытки обуздать каналы распространения неугодной информации – начиная от выстраивания системы запретов (фактически это означает открытое введение цензуры) заканчивая совершенствованием существующих и созданием новых каналов поступления в общество нужной для власти информации. 

В этом контексте принятые поправки о просветительской деятельности к закону «Об образовании» вполне просты и понятны. Государство, к которому годами, а то и десятилетиями безуспешно обращались за помощью не только представители науки, образования и профессиональных сообществ, но и целые просветительские организации, вдруг резко озаботилось вопросами просвещения. Но не с тем, чтобы помочь просветителям (финансово, материально-технически, юридически и другими способами), а чтобы превратить просветительство в пропаганду идей, которые угодны действующей власти и работают на ее укрепление.

Для тех, кто не будет соответствовать требуемым критериям, создадут препоны, выводящие их просветительскую деятельность за рамки правового поля со всеми вытекающими отсюда последствиями. Бюрократия может потирать руки – введение новых сфер регулирования означает новые должности и соответствующее финансовое обеспечение для тех, кто будет определять, что является просветительством, а что нет. Учитывая общий уровень культуры и компетентности российского чиновничества, это вполне могло бы стать достойным пера Гоголя или Салтыкова-Щедрина, если бы классики увидели происходящее сегодня.

Фактически предлагаемое «лицензирование» просветительской деятельности – нарушение целого ряда статей действующей Конституции. Главным образом, статьи 29. Но вряд ли даже Конституционный суд найдет здесь какое-либо нарушение, ведь органы государственной власти используют Конституцию в своих интересах и по своему усмотрению – когда надо, ее можно «обнулить», а в других случаях с огромным пафосом говорить о нерушимости ее положений… Во всеуслышание всем будет сказано много слов о благотворном действии закона, а де-факто его используют как дубину против неугодных или не «вписавшихся» в картину.

Только их мало кто услышит – к услугам власти теперь есть широкий перечень нормативных актов, предусматривающих наказание за «клевету». Что клевета, а что правда, решают в высоких и не очень высоких кабинетах. Мы являемся свидетелями стремительного укрепления политического режима, где даже формальные права и свободы выбрасываются за борт. Это означает становление диктатуры. Современное российское государство озабочено не ростом уровня культуры и образования граждан, а сохранением в целости и сохранности власти и собственности того социального слоя, который сейчас господствует в обществе.

Крупный и средний бизнес вместе с бюрократией и силовыми структурами заинтересованы в поддержании стабильности – фактически, стабильно существующих условий для ограбления миллионов простых честных тружеников. В жертву этой «стабильности» приносится образование, наука, культура, просвещение, отдельные человеческие жизни и семьи, а также целые территории России. Очевидно одно – ослепленные сиюминутными интересами, инициаторы реформ совершенно не учитывают уроков истории. В стране, имеющей богатые революционные традиции, это как минимум неосмотрительно. «Так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю»».

*     *     *

В качестве выводов: похоже, мы имеем дело с очередной сомнительной инициативой власти. И дело совсем не в том, что не нужно защищать собственный суверенитет и противостоять западным угрозам. Речь о том, что все принимаемые меры власти носят, как правило, ограничительный, половинчатый характер. И именно по этой причине, любое подобное нововведение ухудшает текущую ситуацию, тормозит развитие институтов гражданского общества. Ведь наша власть не отвечает за свои поступки. Не делает выводы из неверных решений, принятых ранее, не дает им публичную оценку.

Ошибки накапливаются, и, как считает Станислав Вадимович, рано или поздно приведут к трагическому финалу. Вместо решения проблем, анализа проблем идет банальное «закручивание гаек». Вспомним Доктрину информационной безопасности Российской Федерации 2000 года. В качестве одной из опасностей, существующей в информационной сфере, значилось «создание монополий на формирование, получение и распространение информации в РФ». В Доктрине 2016 года данная формулировка отсутствует. Монополия на информацию есть. На официальных каналах поют Соловьевы и прочие «патриоты», обсуждающие проблемы других стран.

Нет только обсуждения наших реальных проблем. И вот, как мы видим, идет новое наступление на гражданские права. Просветительская деятельность попадает под ряд ограничений. Если внимательно посмотреть по сторонам, то наступление на права и свободы идет планомерно и неотвратимо. И это, конечно, не решение наших проблем. В лучшем случае – однобокое, корявое решение, которое едва ли закончится чем-то хорошим. Остается согласиться с мнением Станислава Вадимовича и ряда других российских ученых, которые уже высказались на эту тему.

*     *     *

Телеграмм-канал:

«СТАНИСЛАВ СЛИВКО | НАУКА | ПРОСВЕЩЕНИЕ | ОБЩЕСТВО» https://t.me/slivko_sv

* * *

СПИСОК ВСЕХ СТАТЕЙ САЙТА «ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ БЛОГ»


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s