ЛАРИСА НЕФЕДОВА: НУЖНО ОСТАВАТЬСЯ ЧЕЛОВЕКОМ…

… а накануне позвонила Ленка, и сказала: — Слушай! Ну, возьми ты его.

Я не могу, это знакомые. Знаешь же, как со знакомыми связываться…

«Знаешь «…

Конечно, «знаешь».

Как не знать.

Адвокаты, как и врачи, со своими стараются не работать.

— Ладно. Дай ему мой телефон. Пусть звонит. Пусть только скажет, что от тебя…

-Скажет, скажет, он обязательно скажет!, — обрадованно залопотала Ленка, — Только это. Там денег совсем мало.

Ну, очень мало.

Ему практически нечем платить. Но ты же поможешь? Да?

-Да, — со вздохом ответила я, мысленно сказав себе: — Ну, что? В очередной раз не смогла отказаться?

… потом позвонил, а затем и пришел, он.

В ботинках на босу ногу, с длинными, сальными, обесцвеченными перекисью, волосами, и такой же бородой.

В расписной пижонской рубахе и драных джинсах.

Редкой профессии человек.

На вычурной бархатной визитке золотом светилась надпись: «Ресторанный критик».

Проблема, с которой он пришел, была, с его точки зрения, незатейлива и проста.

Однако, разрешение ее, требовало похода в суд, и предвещало длительную судебную тяжбу.

Как и многие энергичные люди, этот человек желал жить и работать в Москве.

При этом, средств для покупки квартиры в столице нашей родины, у него не было.

Поэтому, найдя с помощью знакомых, оглушительно пьющую даму, он сочетался с ней законным браком, пообещав, что поможет ей финансово, если та пропишет его в своей большой квартире в центре столицы.

Затем, брак он с ней расторг, и, как честный человек, решил, что квартиру ее можно продать.

А деньги поделить.

И купить для себя отдельное жилье.

Даме тоже предполагалась покупка жилья где-то в дальнем Подмосковье, ну, чёж, чай, не звери какие, бывшую жену на улицу выбрасывать грех, и был найден риэлтор, и был подобран вариант разъезда, но.

Но, была помеха.

В лице сына нашей дамы.

Сын когда-то давно был тоже прописан в этой квартире, но местонахождение его было неизвестно.

Он давно уже куда-то сгинул, а дама была увлечена употреблением спиртного и приключениями, которые обычно сопровождают такой образ жизни, и судьбой сына не интересовалась.

Надо было избавиться от прописанного в квартире сына, каким-то способом, аннулировав его прописку.

Начали работу.

Составили исковое.

Нашли и подготовили свидетелей.

Раздобыли доказательства, приложив к этому немало сил и умения.

Подали исковое заявление в суд.

И принялись ждать.

Ждать, когда же придет повестка, и настанет пора судиться.

Но, повестку суд направлять не спешил.

Поскольку происходило всё это в далекие доисторические времена, когда по улицам бродили динозавры, а люди ходили с дубинами, изредка постреливая друг в друга, и были одеты в малиновые звериные шкуры, а в судах была полная неразбериха.

Зачеркнуто.

Суд не спешил направлять повестку, и это было в порядке вещей потому, что в те годы дела слушались пятилетками, и с момента обращения в суд могло пройти и полгода, и год, и два, и никого это не удивляло.

Просто ждали, набираясь терпения, и, рано или поздно, повестка приходила, и дело, со скрипом, начинало свое движение по тёмным лабиринтам судебных замков…

Часть вторая.

…. — слушай, — в трубке прозвучал голос заведующей, — На тебя тут жалоба…

… Аллёоу! Ты меня слышишь?? Жалоба, говорю, на тебя поступила.

Давай, подъезжай, клиент в конторе.

Рвет и мечет.

Жаждет крови.

…Нда. Засада.

… в кабинете заведующей сидел, нервно постукивая по столу пальцами, эксперт.

— Вот, читай, — заведующая кивнула в сторону листка бумаги в клетку, с неровными краями, явно вырванного из школьной тетрадки.

Посередине листка было крупно, от руки, написано слово: «ЖАЛОБА», и несколько раз, видимо, для надёжности, жирно, обведено шариковой ручкой.

… жалоба была составлена эмоционально.

Жалобщик возмущался.

Цветисто писал о том, что судья, а вместе с ней и адвокат, бездельничают.

Интерес к делу эксперта не проявляют.

Никаких мер к ускорению рассмотрения дела не предпринимают.

И адвокат.

Тоже мне.

Могла бы и повлиять как-то на судью, чтоб ускорить.

Решить вопрос, так сказать.

Но не хочет.

И явно в сговоре.

В сговоре с судьёй.

И это.

Верните деньги.

Квитанцию об оплате прилагаю.

— Ну, что, — со вздохом сказала заведующая, — Ничего не поделаешь.

Надо вернуть…

— Что значит, вернуть??!

Деньги, фактически, отработаны: исковое составлено.

Подано.

Свидетели подготовлены. Доказательства собраны. Осталось дождаться повестки, пойти в суд, и получить решение.

— Ххааа!! Получить решение!, — это эксперт вступил в диалог с сольной партией.

— Мой риэлтор была в суде! А вы знаете, что у судьи статус приостановлен???!!

Как не знать.

Знаем.

Знаем и причину.

Одно-единственное слово исчезло из названия судов, и работа их по всему городу встала.

Потому что, у судей из их звания тоже исчезло то же самое слово. И статус их был приостановлен до приведения всего в соответствие со всем.

Необходимо было ждать, пока бюрократическая улита доедет, доберется до внедрения новых бюрократических нововведений в жизнь судов.

А дела, тем временем, нерассмотренные, копились. Лежали стопками, пачками, грудами на столах, заполняя всё пространство совещательных и залов, но слушать и выносить по ним решения судьи не могли.

Были не вправе.

И поделать с этим ничего было невозможно.

… как бы плохо не говорили и не писали об адвокатах, мол, рвачи, обещалы, деньги требуют, а сами…

Как бы ни ругали и не проклинали их, а все ж, случись беда, и без адвоката в суде трудно.

Адвокат — проводник по темному, извилистому и запутанному лесу правосудия.

Ведомым, правда, иногда кажется, что их специально ведут не туда.

Намеренно заводят в самые дальние и темные закоулки судебных лабиринтов.

Им кажется, что проводник пользуется тем, что ведомые не знают дороги и, зачастую, идут по темному лабиринту закрыв глаза.

Идут, ориентируясь на далекие голоса «доброжелателей», издалека кричащих: «не туда идете, не туда!».

Доброжелатели и сами не знают верной дороги, но советуют авторитетно, ведь у них всегда есть под рукой знакомая Красная Шапочка, которая работает уборщицей в конторе Зубастого Волка, и уж она-то знает дорогу наверняка!

И ей верить можно, она ж советы даёт бесплатно. И говорит она то, что хочется слышать вам. А не то, что ваш проводник. Тьфу, ты. Адвокат.

Ведомым кажется, что за пазухой у адвоката-проводника есть какое-то тайное знание о светлой, прямой, а главное, простой дороге, ведущей к выходу из лабиринта.

Им кажется, что по какой-то, опять же тайной, причине, проводник воспользоваться этим знанием не хочет, и намеренно заводит их дальше и дальше, туда, где страшно, темно и непонятно…

И ведет он их туда с одной-единственной целью — содрать побольше денег и бросить там, в чаще на съедение волкам…

Впрочем, лирические отступления в сторону.

Продолжим.

Напомним: события, составляющие суть нашего унылого повествования, совершались в те далекие, мрачные годы, когда редкая птица могла разжиться брошюрой под названием «Уголовный/Гражданский кодекс», слово «Интернет» было из разряда дефлопэ, а решения в судах писались чернилами от руки или, если повезёт, были напечатаны на пишущей машинке, и выдавались страждущим через годы…

Деньги страдальцу было решено возвратить.

Полностью.

И с ним попрощаться.

Жизнь потекла дальше.

Шли годы.

Зачеркнуто.

Через пару лет раздался телефонный звонок.

И в трубке зазвучал незнакомый женский голос:

— Простите, я знаю, что наш с Вами общий клиент повел себя недостойно, но дело разрешилось в его пользу, я риэлтор, мы не можем получить решение суда, у нас горит сделка….

Памагити.

Сумма за вашу работу любая.

На ваше усмотрение.

— Помочь? А чем?

— Напишите решение.

Подойдите к судье, сделайте так, чтоб ускорить.

Вы же знаете, так делают…

— Делают? Кто? Я впервые об этом слышу….

— Нет, ну я понимаю, он обидел вас, повел себя недостойно, но нельзя же…

… любая сумма…

— Простите, мне некогда.

До свидания. Всех благ.

Решение они, конечно же, в итоге получили.

Квартиру продали.

А потом, через общих знакомых, стало известно, что гостеприимная дама, спустя непродолжительное время, отбыла в мир иной.

Обильные возлияния требуют, все таки, крепкого здоровья.

Наш герой вступил в новый, но непродолжительный брак.

И не заладилась жизнь. Пошла по наклонной.

Молодая жена выгнала его из квартиры.

С ребенком видеться не дает.

И теперь он судится.

С новой женой.

А живет на стоянке, которую охраняет.

Добрые люди сторожем взяли.

И это.

Он тут звонил.

Интересовался, работаешь ты или нет.

Спрашивает, не могла б ты ему помочь.

Ты же обстоятельства его дела хорошо знаешь…

Автор и фотография: Лариса Нефедова.


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s