ТАТЬЯНА ФЕДЯЕВА: О ЛЮДСКОЙ БЛАГОДАРНОСТИ

Оправдывающийся человек всегда выглядит неубедительно. Помните: «Оправдывается, значит, виноват!» И удержаться от оправдывания невозможно, потому что стоишь с открытым ртом и просто задыхаешься от возмущения. Скажем, человек, который уже полгода у нас не живёт, начнет вдруг всем названивать и говорить, как ему было плохо здесь. И что пенсию отбирали, и что документы не отдавали, и что насильно кормили плохо и даже, страшно сказать, заставляли постель заправлять и пол в комнате мыть….

А задай ему вопрос, почему же не уходил, а полгода мучился да ещё с ребенком, ответит, что не выпускали, а ребенка и вовсе отнять хотели. Весь этот бред — из разряда, что тоннель до Кремля из деревни рыли. Чтобы до Путина добраться.

Хочешь рассказать, как мучились, получая полностью утраченные документы, как и сколько раз ездили в Москву, как принимали всякие контролирующие органы, защищая родительские права, а потом понимаешь, что тебя не услышат, потому что человек на своей волне…

Сразу вспоминается, как год назад, тоже по весне, к нам в дом пришла полиция. Искали рабов. Прикованных к стенам. Или к батареям. Не поленились даже в подпол слазить. Наткнулись на банки с соленьями и на мешок картошки. Рабов не было…

Весна — роскошное время для обострения фантазий. Но — и коллеги поддержат — крайне трудное для тех, кто работает с людьми, оказавшимися в сложной жизненной ситуации. Среди таких граждан гораздо более высокий, чем в остальном социуме, процент лиц с ментальными нарушениями. Что им подскажет разбуженное гормональной бурей воображение, никто не знает. Сколько и каких объяснений придется нам писать в разных заведениях, тоже трудно сказать. Думаешь, как за это время можно много сделать, но сидишь и выводишь: «По сути задаваемых вопросов поясняю следующее…».

Человек, обычный человек, которого уже официально разрешено называть простолюдином, государству не очень-то важен и любопытен. Налогоплательщик — да. Интересен. А тот, с кого и взять-то нечего, он ни власти, ни себе зачастую не нужен. Вот и мыкается туда-сюда. А так как чувствует, что мир враждебен, но со всем им ему не потягаться, то сам назначает себе врага… Чаще всего — из тех, кто рядом, или из тех, кто помогает («Это он не просто так делает! Значит, от меня какую-то выгоду имеет!»). Эмоций хочется. Страстей. Как в телевизоре!

Это огромная проблема — люди на улице с установленными или с пока не установленными психиатрическими диагнозами. Что с ними делать? Они не нужны ни близким, ни дальним. Психиатрия, по которой оптимизация тоже прокатилась своим колесом, в таком же кризисе, как и многое другое.

… Недавно одна приятельница сказала:

— Завидую тебе. Занимаешься делом, которое нравится, которое душу греет…

Предложила ей подключиться. Отказалась. Наверное, правильно сделала. Душа и сгореть может.

А так… Продолжаем жить. Рабов у нас нет. Денег, да чтобы их ещё и у кого-то отбирать, тоже. Есть жизнь. Одна-единственная. Скажем прямо, что трудная. Но интересная же! Почти как в телевизоре. У Малахова. Так что лично мне телевизор и вовсе не нужен. И так страстей хоть отбавляй.

А вот как все же быть с психбольными, да ещё и бездомными при этом… Вот вопрос.

Автор: Татьяна Федяева.

Фотография: Татьяна Федяева.


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s