ЛАРИСА НЕФЕДОВА: БУТЫРКА-ЛАЙФ

С разрешения известного российского адвоката Ларисы Николаевны Нефедовой, которую многие так же знают, как судью из телевизионного шоу «Суд присяжных», выкладываю ее рассказ о том, как работалось адвокатам в 90-е годы. Написано позитивно и с юмором. Далее авторский текст… «Было это в стародавние времена. Была я начинающим, и оттого, очень наглым, самоуверенным, и очень бесстрашным адвокатом. Мне казалось, что я все знаю, все могу и мне ничего за это не будет. Так кажется всем молодым.

Однако, с опытом эти иллюзии у большинства постепенно проходят, и им на смену приходят разум и осторожность… Пришли ко мне родственники клиента, который обвинялся по 103 статье тогдашнего УК РСФСР, сейчашней 105-1. Родственник содержался в Бутырской тюрьме. Суд у него назначен был через два дня. А адвокат им нужен был, как водится, вчера. А пришли они, как водится, сегодня.

Времени повидаться с клиентом было немного. За пару дней нужно было съездить в суд, изучить дело и сходить к нему в тюрьму, на свидание. Как я выбивала у судьи дело для ознакомления — отдельная история. Скажу лишь, что судья мне дело не давала. Спасибо, хоть свидание разрешила)) Так вот. Приехала я к тюрьме. Встретилась с родственниками подзащитного. Привезли они для папы небольшую котомку с продуктами.

Как-то: курицу вареную — одна штука. Литровый пакет с соком. Плюшки-печенюшки, фрукты-яблоки. По тогдашним неписаным правилам, ходить в тюрьму с пустыми руками, было не принято, поэтому, от себя я присовокупила ко всей этой еде пару пачек сигарет, и отправилась на свидание. Как я проносила всё это внутрь, рассказывать не буду.

Пусть это останется моей маленькой профессиональной тайной. Посвященные меня поймут, а непосвященным и знать не надо. Скажу лишь, что в те смутные годы каждый уважающий себя адвокат имел специальную одежду для походов в тюрьму. У меня это было большое пальто-балахон, с большими бездонными карманами и капюшоном…

Сумка, тоже была немаленькой. Прибыла я в тюрьму ранним-преранним утром, когда все нормальные люди еще спят. Отстояла очередь у входа. Со списками и перекличками, отсидела в бюро пропусков. И, пройдя все дозоры и досмотры, оказалась на третьем этаже Бутырской тюрьмы, и села в кабинет в ожидании клиента.

Тогда допускалось более свободное перемещение по тюремным замкам, поэтому, спустя какое-то время, заскучав в одиночестве, я выползла из кабинета на продол. Там уже вовсю шло общение между такими же, как я, ожидающими своих клиентов, коллегами, и примкнувшими к ним, следаками.

Тогда соблюдалось некое «водяное» перемирие между различными представителями юридической профессии, и в горло адвокаты и следователи друг другу не вцеплялись… К тому же, следователи в те далекие времена, не всегда имели юридическое образование, чаще были такие, кто имел образование педагогическое или техническое.

Встречались мне следователи с образованием, обретенным в ветеринарных и кулинарных техникумах, поэтому, к адвокатам они относились, с каким-никаким, а с уважением… Но, это присказка. Так сказать, экскурс в прошлое, к сути повествования отношения не имеющий. Так вот. Примкнув к компании коллег, которые, как водится, травили байки и анекдоты, я не заметила, как время подошло к обеду.

Потихоньку все разбрелись по кабинетам, общаться и работать с клиентами, а моего подзащитного всё не вели и не вели. Я сходила в столовую. Пообедала. Вернулась. Проводила-попрощалась со всеми коллегами, с кем утром травила байки на продоле, а моего всё не вели. Я ждала. Ждала-ждала, пока не дождалась (с).

Пришел сотрудник следственного изолятора и сообщил, что моего подзащитного мне сегодня не приведут. Потому что найти его не могут. Пааазвольте, сказала я. Как это его найти не могут. Может, его убили??!! Нет. Спокойно сказал мне сотрудник. Не убили. Если б убили, мы б уже знали. А так, мы его вам не найдём, уезжайте.
Идите себе с богом. В суде встретитесь. Хе-хе. Сказала я. Не на ту напали.

Я ж сказала уже, что адвокатом я была начинающим, и оттого беспримерно наглым. Я пошла прямо к начальнику тюрьмы(!) И устроила там скандал. На тему: у меня завтра суд, а клиента я еще не видела. Не беседовала с ним, и вообще, я с ним даже не знакома. Ищите.

— Да, — обалдев, сказал начальник. И вызвал какого-то майора. Сдал меня ему с рук на руки, с наказом: клиента найти во что бы то ни стало. И мы пошли. Я в кабинет ждать, а майор искать. Спустя часа полтора-два клиента моего привели. Оказалось, что накануне его перевели из камеры в камеру, а отметку об этом сделать забыли. Ну, не было тогда в тюрьмах компьютеров. От руки всё писалось.

И майор мой пошел искать, переходя по камерам, опрашивая тех, кто сидел с моим подзащитным, и нашел его и привёл. Я же, на радостях, расслабилась. Всякий страх и осторожность утратила. Расстелила скатерть-самобранку, и давай кормить клиента чембохпослал. Курицей и плюшками. Соком да шоколадом, с сигаретами. Когда курица была почти доедена, и оставалась недоеденной только куриная нога, дверь кабинета распахнулась, и в нее шагнул майор.

Представляете, картина. Клиент, с куриной ногой в руке. Литровый пакет сока с ватрушками -печенюшками, сигаретами и прочей лабудой, я за соседним столом, и майор в дверях… Он и сам был не рад, что зашел. Он-то пришел, чтоб разделить со мной радость от поисков, неожиданно увенчавшихся триумфом, а я-то… Эхх.

А ему ж реагировать надо: я ж нарушила. Нельзя в тюрьму с едой и сигаретами. И все это знали. И все несли. Как же, не покормить болезного. Шоколадка, как минимум, с сигаретами. Бутерброды. Что вы. Обязательно. Но, так нагло, как это сделала я, не палился никто. Соблюдали приличия. Соблюдали.

Но, в конце рабочего дня, столы в кабинетах следственной части, бывали завалены кожурой от мандаринов, огрызками яблок, шелухой от семечек, шоколадными обертками, бумагой и пакетами от бутербродов, а венчали всё это великолепие жестяные банки, полные окурков, ведь курили тогда все и везде, и где попало.

По секрету, шепотом, скажу, что в Матросской тишине, в одном из кабинетов, в металлической оплётке лампы, освещавшей тот самый кабинет, долгое время торчала, застрявшая в ней, пробка от шампанского…)) А в Бутырской тюрьме, кстати, на столах стояли, изготовленные местными умельцами, квадратные металлические пепельницы, которые вставлялись в специальные, укрепленные на столе, салазки…

Кстати, реальные интерьеры Бутырской тюрьмы, и, в частности, реальный следственный кабинет, можно увидеть в фильме «Мимино. В эпизоде, когда главного героя приводят на свидание к адвокату. Двери в кабинетах были двойные: одна открывалась внутрь, вторая наружу. Обиты они были черным дерматином, а под обивкой был толстый слой ваты…

Кстати, в «Мимино » же есть эпизод, в котором видна настоящая дверь на входе для адвокатов и следователей, сваренная из игривых сердечек и окрашеная в серо-голубой цвет… Да, я отвлеклась. Так вот. Картина Репина. С известным всем названием. Но, майору надо отдать должное.

Он, строго выспросив, чьих я такая наглая буду, удалился, пообещав направить жалобу на меня в президиум, но свидание наше не прервал, и мы с моим клиентом остались в кабинете, доедать курицу и допивать сок продолжать общение. Забегая вперед, скажу, что никакую жалобу он писать не стал, конечно.

Тогда как-то всё проще было. Или моя беспредельная наглость еще удивляла адвокатского бога, и он хранил меня от всяческих неприятностей… Но подоср@ть майор мне подоср@л. Не без этого. … литр выпитого сока дал знать о себе очень быстро. На мою просьбу отвести клиента в туалет, майор сказал ехидно, мол, выбирай, голубушка: или он пойдет у тебя в туалет и с концами, потому что мы его тебе больше не вернем: ишь, обнаглела.

И кормит, и соком поит, и по туалетам его води, да приводи потом, или сиди-общайся, но тут уж извини, пусть терпит… Ну, что. Мы ж не звери какие. Встретились назавтра в суде, добеседовали нашу беседу, благо, в девяностые в конвойные помещения судов адвокатов пускали. Забегая вперед, скажу, что судились мы потом еще года два с половиною, наобщались и насвиданькались досыта и обсудили всё, что нам нужно было.

Дела тогда слушались судами неспешно. Закон никаких сроков не устанавливал, поэтому, ожидать приговора годами в те поры было обычное дело. А судья наша применяла, к тому же, ноу, так сказать, хау: назначала все имеющиеся у нее в производстве нерассмотренные дела на одно время, и первое, по которому была полная явка, начинала рассматривать. А все остальные просто откладывала.

Приговором дело закончилось приличным. Срок реальный, но минимальный, при тех условиях. Практически, за отбытым. А вспомнилось мне эта история потому, что в очередной раз пронеслась идея снести старую Бутырку. Ко всем чертям, как сказал поэт. Хорошо ли это будет, плохо ли, поживем, увидим.

Планы выстроить новые тюрьмы за МКАДом , с одной стороны, хороши и по-своему, правильны, а с другой стороны… В условиях Москвы это вызовет массу проблем, начиная с доставки и посещения изоляторов до….бесконечности.

PS: А друзья-риэлторы, по всей видимости, всерьез вдохновленные сносами исторических зданий в центре Москвы, активно обсуждают во что будет выгоднее переоборудовать освободившееся помещение. Некоторые предлагают в гостиницу. А есть и такие, что говорят: только элитное жильё, и всё тут. Бутырка-лайф, прям название просится…

Автор Лариса Нефедова.

Читайте также рассказ «ЛАРИСА НЕФЕДОВА: ПРЫЖКИ ЧЕРЕЗ КОЗЛА»


Один ответ на “ЛАРИСА НЕФЕДОВА: БУТЫРКА-ЛАЙФ

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s