ТАТЬЯНА ФЕДЯЕВА: НЕ БУДЕМ О ЛЮДЯХ, ПОГОВОРИМ О КУРАХ

Автор рассказа, размещенного ниже, Федяева Татьяна Степановна — советская и российская журналистка, автор и ведущая радиопрограмм «Российская провинция» и «Народный интерес». Кроме того, Татьяна Степановна директор Фонда правовой и социальной защиты журналистов при Союзе журналистов России, председатель Гильдии журналистов, пишущих о местном самоуправлении (Россия), советник председателя Союза журналистов России, председатель Общественного попечительского совета Дома трудолюбия «Ной». Далее авторский текст…

«Не будем о людях. Там так много горя. Поговорим о курах. Вот где, казалось бы, полная идиллия: ко-ко-ко да ку-ка-реку! Знай себе греби корм да отыскивай червячков. Ну, и, конечно, неси яйца! На фото наше птичье царство. Но сегодня не о них. 

Экзаменующие всех нас: какими дальше будем, в кого превратимся лет через 10-20 — девяностые годы. Для большинства — простой вопрос: сумеешь ли прокормить семью. Звонок. Марат, которому когда-то давала деньги взаймы, спрашивает, не возьму ли долг курами. Впридачу даст мешок корма. Все это в разваливающемся совхозе рабочим давали в счёт зарплаты. Выбор небольшой: или остаться вообще без денег, либо брать несушками. При том, что никогда этим не занимались! В птицеводстве — полный ноль.

Он привез белых инкубаторских леггорнов вечером. Просто вытряхнул из входящей в долговременную моду, тогда ещё новенькой челночной сумки. Испуганные и не знавшие иной жизни, кроме как в клетке, куры взмыли вверх и расселись на ветвях яблони. Сумерки сгущаются. Понимаешь, что снять их не можешь. Махнули рукой: так и не получим ни денег, ни кур. Но не впервой уже так накалывались. Жаль, конечно. На всякий случай сыпанули корма поближе к импровизированному курятнику. Может это заставит их спуститься. Есть же захотят!

Утром увидели, как девять кур в сопровождении кавалера роются в зерне. Петух оказался агрессивным. Самое удивительное, что основным врагом он назначил меня! Меня, которая их по мере возможностей кормила, убирала помет, рвала им траву. Увидев, что подхожу, он норовил оббежать меня, подкрасться и клюнуть в самое не защищённое место под коленом. С ним хотелось расстаться. Останавливало то, что для своей стаи он был безусловный авторитет. Куры ревновал друг друга в расчете добиться взаимности от Пети.

Все делали так, как он. Даже порой наскакивали на меня. Что переходило всякие рамки. Правда, при этом неслись исправно. Дошло до того, что приближаться к ним стала, взяв в руки палку для обороны… Выручил фермер Виктор Петрович Карлов. Увидев все это безобразие, он привез парочку брам. Для улучшения психического состояния поголовья, как сам сказал. Для облагораживания. О, какие это были создания! Красоты неописуемой. Если петух леггорнов отличался поджаростью, скоростью, и не побоимся этого слова, наглостью, то новый петух был безусловно красив.

Разноцветное пышное оперенье, пуховые штаны-галифе, солидность в движениях, постоянная забота об окружающих… Если бы я была курицей и предстояло сделать выбор между белым хамом и цветным аристократом, то безусловно выбрала бы браму. Но там свои законы. И меня в этой компании не было. Куры не могли противодействовать отрицательному обаянию своего предводителя. Им наплевать было на элегантность и обходительность новичка. Они ни червяка не ставили за его деликатную заботу.

Будучи зомбированы активным самопиаром о силе и исключительности собрата по инкубатору, они стали беспощадно заклевывать нашего несчастного красавца. Курице-браме доставалось меньше по очень простой причине. Она быстро удалилась от политики и села в отдельный угол высиживать яйца. Что удивительно: ни одна из инкубаторских не проявляла ни малейшего интереса к материнству. Да и вождь-петух не поощрил бы.

Ему нужна была активная, полностью поддерживающая его во всем стая. Прежде всего, в борьбе с конкурентом. И куры, да-да, те, которые не птицы вроде бы, те, у которых, поговаривают, и ума нет, пораскинув его отсутствием, принялись яростно заклевывать активного соперника. Из него летели пух и перья, видна была кровь. А представитель брамовского племени при этом не огрызался, не клевался, он лишь пытался увернуться от ударов судьбы… Поняв, что в этой битве проиграл, наш красавец просто эмигрировал.

Точнее, ушел в огород к соседу Юрке Тараканчикову, и только печально бродил вдоль изгороди, бросая время от времени взгляд на успокоившуюся компанию, изгнавшую его. Он как бы говорил простое и грустное: эх, вы… С этим надо было что-то делать. Юрке не нравилось, что наш беглец роется в его грядках, и он грозился зарубить петуха. Нам не нравились несправедливость. Пришлось просить Толика Халявина, доброго и умелого соседа по улице, единственным недостатком которого была приверженность к алкоголю, чтобы он решил эту проблему.

— Кого рубить будем? — деловито спросил он. И сам же ответил: — От кого толка нет. По честности, толка не было от нашего интеллигента. Толик это сразу понял и полез через забор к Юрке. Это же понял несчастный брама. Остановить необратимость пришлось мне.
— Толь, — попросила тихо. — А может быть, мы того? Ну, белого?
— Так он вроде, ты говорила, практичней будет, так зачем?
Я не выдержала:
— Вот так в жизни всегда! Нахальные, жадные, подлые (вспомнила, как он клевал именно меня) выживают, а если ты тих, пусть бы и умён, так тебя затопчут!

Толя безропотно пошел к курятнику. Петух понял все мгновенно. Он забился в угол, прячась за подружек и даже подталкивал их навстречу топору. В его глазах, кроме смертельного ужаса, не было ничего. Он сопротивлялся, как мог. Но Толя от сантиментов был далек. Сказала хозяйка рубить, значит, надо рубить… На второй день брама сам пришел в курятник. Через неделю кур было не узнать. Из заносчивых хамок они превратились в спокойных и интеллигентных дам. Брама пользовался абсолютным авторитетом.

Что удивительно: яйценоскость кур не пострадала. Но что ещё более удивительно: у некоторых из них проснулся интерес к цыплятам, которых брама-мама к тому времени высидела. А вы говорите… …Суп из белого петуха я есть не могла. Все понимала. Но чувствовала себя и перед ним тоже виноватой. Не смогла разрулить ситуацию!

…У нас в Давыдкове сейчас восемнадцать кур. Собираемся увеличивать поголовье. На сайте Куриная ферма заказали кур породы Чешский доминант. Это будет интересно. Деньги специально для этого перевела Анна. Она просила ее не благодарить. Мы и не благодарим. Просто информируем. Будем держать в курсе».

* * *

В качестве выводов: Подумалось мне, в связи с прочитанным, следующее. Ведь и в жизни так бывает сплошь и рядом – бразды правления на том или ином уровне чаще всего получают не самые достойные. Что касается нашей страны, то в критериях оценивания кандидата, практически на любую должность, личная преданность чаще всего превалирует над профессионализмом. Начальника выше не волнует положение дел уровнем ниже, главное, что ему нужно, чтобы не мешали заниматься своими делами. Чаще всего это освоение бюджетных средств. А хорошо было бы, чтобы руководство страны действовало так, как Татьяна Степановна в своем рассказе – дорогу лучшим! Глядишь, и жизнь наша начала бы приобретать проблески здравого смысла, и люди начали бы меняться в лучшую сторону. Но это, как говорится, совсем другая история…

Фотография и текст со страницы Фэйсбук Татьяны Федяевой.


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s